TOL4KI

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TOL4KI » Литература » Опасный космос (без формул и графиков)


Опасный космос (без формул и графиков)

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Опасный Космос
            Вариант 1

Что это у нас на радаре, вашу кулису!

Все это казалось чудовищным и бессмысленным, необходимо было что-то сказать, как-то возразить. Он открыл рот, почему-то это потребовало невероятных усилий. Мужчина в очках замолчал на полу-фразе, не договорив предложения типа «Под всем вышесказанным...», он воззрился на Оди, нервно поправил очки и прошептал
-Да ...?
Надо сказать что-то разоблачающее, ограничивающее и в то же время резкое - думал Один. Он думал недолго, не более 30 секунд.
 Где, где моя голова...
Писчий выдохнул и почему-то обтер лоб
 Ничего сынок такое бывает
С этими словами он протянул папку, к которой скрепкой крепилась анкета. В верхней строчке, в той, что с подписью «имя», значилось: размер обуви 65034.

Ла-ла-ла-π-λ

- Безумие! Без умие! Бес умие! Бес Умие… или для друзей просто Умие.
- Что? Я ни чего не понял!
- Не беспокойтесь, разницу можно увидеть только на бумаге! – Радостно провозгласил незнакомец, он даже как-то пропел эту фразу. Затем подхватил инвалидную коляску, и они помчались по коридорам с невообразимой скоростью.
F=Eq
- А дальше вы пойдете с ним.
- С котом?
- Ну и что, что он – кот, зато толстый!

Властелин магнитпровода, значилось на двери кабинета.
-Слушайте, может у них тут еще и ферритовая фея есть?
Кот пожал плечами, ну знаете так, как они умеют, но ни чего не ответил.

Его звали Один, ну вроде один, два, три. Но он, любя, звал себя Оди, и всегда писал заглавную литеру своего имени впереди своей, тоже не очень обычной фамилии, чтобы получалось: О.Сумерки.  И так всю жизнь.

Е= -gradφ

Рядом с бункером возвышалась прожекторная мачта, на ней крепилось знамя, но из-за тумана, даже цвет знамени был довольно не определенным. А о том, чтобы разглядеть, что на нем изображено, можно было и вовсе забыть.
-Флагшток у меня всегда ассоциируется со штопором.… Извините.
По выражению морды стало ясно, что кот его извинил.
+1
Странно, с тех пор как ему стукнуло 18, он даже не предполагал, что ему 102. Один усмехнулся сам себе и перелистнул страницу. В графе «Предполагаемая продолжительность жизни» гордо возлежала восьмерка. Последним пунктом значился «цвет глаз», в котором было следующее: мутно-синее сияние с просветом к середине.
div
Это пульт управления, сложно не понять этого, когда над ним висит огромный серый щит с красной надписью «Пульт Управления». Оди подошел ближе.

Из зеркала на него смотрел потертый военный. Сложно было понять, что он смотрел на него или вообще смотрел — вместо глаз у военного были светящиеся щелки. Светились они мутно-синим светом и как бы становились ярче к середине. Оди захотел, чтобы они с военным не имели ни чего общего: вот постоят еще минут пять попялятся друг на друга, а потом каждый пойдет свой дорогой... Вояка в барак, музей или куда еще, гарнизон там какой что-ли, а он домой.

-Если ты угадаешь, какая у меня ε, получишь приз!

- Гробовой моя фамилия – прошипела бабка и поправила кепку,  - я специалист по турбогенераторам.
Оди посмотрел на нее с недоверием

Китель с четырьмя карманами, зеленый, точнее был зеленым лет семьдесят назад — теперь зелено-серый . Петлицы — серые, изображающие черный череп в зубах у которого знак бесконечности. Шеврон — типичный щиток, исключительно новый, аж блестит, изображает пять мясницких крюков для подвешивания туш, замкнутых кругом, или, как говорят в некоторых местах, пять знаков интеграла замкнутых циркуляцией.

                                                                     
Найди коэффициент корреляции, он там, в шкафу.
Минута молчания…
6!
Они посмотрели на знамя.
-У меня на рукаве такой же символ, что он означает?
Старуха прикрыла один глаз рукой
 Первый означает пространство линейное, зависимое единожды — то, что ты видишь и от чего нельзя отвернуть...
Она взглянула на Оди, вытянула другую руку к нему и начала вращаться на месте
 Второй ведет себя площадью, плоскостью, поверхностью — то чем дорожишь и за что держишься, то от чего нельзя отказаться...
Теперь обе руки были вытянуты вперед, ладонями вверх. Дальнейшее вращение давалось явно очень тяжело.
 Третий нельзя увидеть единожды, так как в связи этой не отличишь его от первого — он, то что вокруг, то что принимает тебя таким как ты есть... Четвертый — время, пятый луч, ну а круг — это ты сам..
Она остановилась

-Это не сказка, это тригонометрический романс.

Оно ухнуло и после этого стало больше походить на филина. Большого филина похожего на медведя или большого медведя похожего на филина.

-И что ты у него спросил?
-Ну вроде, где моя голова...... А ты?
-.... Эх...никогда этого не забуду....я сказал.... знаешь так всю волю вроде собрал, вроде силу всю выдохнул...Поликлиника сегодня до пяти....
-Я тоже.
-Что тоже?
-Тоже никогда не забуду

 И да и нет, понимаешь, люди столько сделали, столько всего напридумывали, что уже начали забывать,
 Что забывать?
 Да все, все это... они ведь забыли что это они сделали, а теперь... теперь они этого не понимают и боятся.
Филин задумчиво заложил лапы за спину и пошел в сторону башни. Один последовал за ним.
 Они сделали нас, чтобы следить за собой...

Перемешался он с помощью двух двигателей размещенных за спиной, их сопла были удалены от поверхности скафандра на направляющих. Каждое сопло было украшено розеткой контролирующих плоскостей.
Ноги бессильно волочились по земле, то и дело задевая какие-нибудь камешки, поднимая пыль. Скафандр его, на вид, очень удобен и функционален. Про себя Один окрестил его боевым — много острых кромок, сопл маломощных двигателей, небольших закрылок, то есть всего, что нужно для координации движения в этом костюмчике. Остальные части скафандра, не начиненные двигательной или пусковой системой, повторяли контуры тела, где-то переходя в плоскости.

- А что случилось потом?
- Потом…. Потом его перенапрягло. С достаточно большой вероятностью, ну, исходя из того, что это все-таки случилось, то вероятность эта стремилась к единице.
Он помолчал и добавил: И не единожды!
- Не единожды что?
- Не единожды стремилась…
 

Проблемы с жизнью? Возьми производную!

а говорят, математика -  универсальный язык... Сожалею. Ровно пять минут.

Один закрыл журнал, подняв тучу пыли.
- Шутники.

Ты называешь это – летучим кораблем?? Ты точно псих…
Я не псих, я – сила Стокса! – С этими словами филиномедведь вцепился в штурвал.

0

2

твою коляску...пойду читать слёзные романы

0

3

Продолжая космическую тему.

0

4

Чужаки
       
Когда такие парни как мы входят в продуктовый магазин обычно наступает минут-ная пауза. Как в старых фильмах время замирает, и долгие пристальные взгляды упирают-ся иногда в волосатую грудь Марти, иногда в мою черную кепку с веселым Роджером. Этот день тоже не был исключением. Мы вошли в единственный продуктовый магазин в этом недоразумении, которое местные жители называют крупнейшим городом колонии. На нас уже смотрели. Это несколько будоражило мой рассудок, а что творилось в голове у Марти, было, наверное, известно только кэпу. Кэп вообще знал слишком много, что тоже иногда настораживает. О Кэпе мне следует, конечно, рассказать, но несколько позже – этот человек-загадка слишком громоздок для узких тропок моего еще неокрепшего после экстремального приземления сознания. Ну, я несколько отвлекся. Когда вспоминаешь Кэ-па всегда так, сначала вроде еще здесь, а чуть позже уже в пустоте, бежишь и бежишь, а до светлого контура двери так далеко…
На твердь земную меня вернул голос Марти.
– Шеф, нам нужна еда.
Наш бортовой механик был сама наивность.
Продавец оторвался от свежего номера «Галактических странников», а затем под-нял полные презрения глаза на Марти. Две серьги в правом ухе, легкая небритость, при-кид из черных брюк и майки с нарисованным на груди мерзким чудовищем. В общем, ти-пичный завхоз из морга, сменивший место работы, но так и не сумевший отказаться от старых привычек. Дьявол, зачем Марти связался с этим парнем?  Более чем уверен, что его любимый герой в «Галактических странниках» – Малхевар, а от парней, которые лю-бят Малхевара, не жди ничего хорошего.
Пока я, укрывшись за стойкой с комиксами, наблюдал как этот прохвост рассказы-вает нашему громиле, что за корм припрятан в морозильниках его лавочки, вошел еще один посетитель. Как этот ушлый старикашка подкрался ко мне сзади я и не заметил. Судя по всему, сам дьявол помог ему в этом.
– Молодой человек, я плоховато вижу, помогите мне отыскать молоко.
Дребезжащий голос, напугал меня до полусмерти. Если честно, вывести меня из равновесия довольно просто: подкрался сзади, сказал «Бу!» – и я уже медленно седею, икая на полу.
Я заорал, как резанный и вместе со стойкой комиксов обрушился на кафельный пол магазинчика. Все бы ничего, но вот незадача – мой полуавтоматический друг выскользнул из внутреннего кармана ветровки, а затем непринужденно отъехал по этому чертову полу на добрый метр. Как ни тяни руку – не добраться. Парень за стойкой смотрел на мой пис-толет, дед смотрел на мой пистолет, Марти смотрел на мой пистолет, я тянул к нему руку, но рука не резиновая.
Первым опомнился продавец. Звякнув серьгами, юнец вдарил по кнопке сигнали-зации.  Завыли сирены.
– Бандит чертов! Думаешь, приехал, если есть пушка и космолет, то можно творить все что хочешь? – заорал пенсионер и, что было сил, ударил меня промеж лопаток своей тростью.
Конечно, против меня лично он ничего не имел, просто маленькая пенсия, отсутст-вие космолета и ствола вызывали в его черной душонке чувство острой ненависти. Второй удар показал, что это чувство довольно сильно. Продавец включился в драку, видимо, у него руки чесались перестрелять нас, не дожидаясь копов. Он выхватил из-под стойки дробовик – дело принимало серьезный оборот.
Но тут в игру вступил старина Марти, эта гора мышц в поношенном рабочем ком-бинезоне – он просто сказал плохое слово и толкнул рукой оружие продавца. Грохнул вы-стрел, с потолка посыпалась штукатурка. Пока Марти боролся с аборигеном за ружье, я тоже решил показать всем, что космолетчики кое на что способны. Прикрываясь от града ударов пачкой комиксов про человека-паука, ваш покорный слуга сумел подняться на ко-лени. Военный пенсионер перехватил трость двумя руками, готовясь разрушить мой им-провизированный щит. Но план борьбы с этим брызжущим слюной героем Ханимского сражения и десанта на Крагу, уже созрел под верной кепкой. Собравшись с силами, я бро-сился на своего противника. Ударив его головой в живот, а затем, подхватив под колени, я взвалил орущего старичка на плечи.
– Прощай, – молвил непобедимый воин, швыряя вражину в витрину.
Тело, разбив цельное стекло, вместе с осколками рухнуло на тротуар.
– Это тебе за моего деда, погибшего на Краге, чертов милитарист! – крикнул я уползавшему мерзавцу. Живучесть этих старых солдат иногда просто поражает!   
Приятно чувствовать себя великим победителем. Марти надоело бороться за ду-рацкое ружье и он вырубил недоумка ударом в челюсть.
– Марти, берем еду и комиксы и отходим на корабль.
– Черт побери, Кейв! Кэп будет недоволен.
– Конечно, будет. Но они первые начали.
За окном уже парковалась машина местного шерифа. Марти деловито проверил пригодность дробовика, после чего мы приступили к осуществлению плана возвращения на корабль. Мы обязаны были прорваться, не будь мы самые храбрые искатели приклю-чений в этом секторе галактики!
Когда наша тачка на воздушной подушке въехала на всех порах в грузовой отсек «Белого Человека», ситуация как раз подсказывала нам, что планету следует покидать как можно быстрее. Конечно, мы с Марти дали шороху в логовище этих аборигенов.  Нагру-зившись провиантом, мы вышли из магазина, расстреляв машину копов из всей имеющей-ся артиллерии. Шериф с его помощником только успели заскочить в дверь дома напротив магазина, как их тачка взлетела на воздух в дыму и пламени. Правда, аборигены довольно быстро опомнились¬ – у каждого местного в избе, судя по всему, под кроватью имелся ствол.
Когда жители улицы стали всем скопом разбивать прикладами окна своих жилищ, я понял, что время ретироваться. Действовали они очень слаженно, видимо, созвонились. Тем временем ваш покорный слуга отчаянно пытался дрожащими руками завести маши-ну. Когда это мне наконец-то удалось, индикатор скорости немедленно показал предель-ных максимум. Если честно, то я не знаю парней, что ездят от пуль медленнее. Как только мы добрались до корабля, я оставил Марти задраивать люки, а сам поспешил к кэпу. Для чего? Ну, сказать, что еду мы добыли – это раз, и что сейчас самое время покинуть эту бренную землю.
Нашего вождя я отыскал в конференц-зале. Он сидел во главе длинного стола, за-крыв лицо руками, по всем косвенным признакам окунувшись с головой в депрессию. Его капитанская фуражка лежала рядом на столе, недвижима как айсберг. Судя по всему, кэп прибывал в глубокой печали в связи с какими-то неизвестными мне обстоятельствами.  Я замер в дверях в нерешительности. Так бы и простоял, как болван, но мне помогла сама судьба. Капитан безвольно упал на стол. Понятненько…
Я заглянул под стол. Так и есть, початая бутыль вискаря, как верный пес замерла у кэпова сапога. Нажрался и теперь спит. Начальство, так сказать, отдыхает.
Мысли стали бегать в моей голове, обдумывая сложившуюся ситуацию. Конечно, теперь все ясней ясного, от вождя сейчас ничего толкового не дождешься, если бедолагу разбудить, он начнет орать о Хасимской битве и бегать по кораблю с пистолетом, выиски-вая то место, где десантный бот неприятеля прорезал обшивку. Да, кэпа сейчас лучше не беспокоить, остается Левингстон, наш бортовой медик, второй на «Белом человеке» по старшинству. Как ни странно, этого хитрого типа не оказалось ни в его каюте, ни в лаза-рете, зато он отыскался у двери, ведущей в зал управления.
– А, Кейв! Рад вас видеть! Вы появились как раз вовремя, у нас тут маленький кри-зис, – врач снял очки и принялся протирать линзы платочком. Он так всегда делал, когда предстоял важный разговор.
– Вы понимаете, у нас тут кризис.
– У вас здесь кризис?!! – я просто негодовал. – За нами с Майки гонится орда або-ригенов! Эти фермеры хотят, чтобы в их пивной у камина стояли именно наши чучела! Надо убираться с этой планеты, док. Я уверен, что в сараях у местных полно стволов, им хватит огневой мощи для штурма «Белого человека».
– Простите, Кейв, вы так разгорячились, но беда как раз в том, что нам не взлететь.
Я онемел, руки сами собой повисли плетями, все вокруг стало отчего-то напоми-нать мне мастерскую таксидермиста. Левингстон водрузил очки на нос, после чего дал мне какую-то таблетку. Немного полегчало.
– Что случилось, доктор?
– Госпожа Алиса, дочь капитана, заперлась в рубке, мы не можем туда проникнуть, а управление кораблем осуществляется именно из этой комнаты, – Доктор многозначи-тельно кивнул на дверь.
– Док, с чего это она?
– Ее любимый гюар пропал.
– Гюар?
Я несколько недоумевал, это слово не вызывало в моем мозгу никаких ассоциаций.
– Ее любимый зверек. Девочка говорит, что без него не покинет планету, а чтобы корабль не улетел без ее воли, она заперлась в комнате управления.
Я сразу воспрял духом.
–Доктор, мы что, не сможем договориться с этой малявкой? Да это то же самое, что два пальца об асфальт. Боже, как я ошибался, когда сделал столь необдуманное заявление!
Мы с Марти наспех перекрасили машину, нацепили бороды, я надел парик, а Мар-ти ради общего блага сбрил свои великолепные патлы. Поглядев на себя в зеркало, засу-нув за пазуху стволы, бравые парни отправились на поиски пропавшего зверька.
Да, после нашей маскировки нас бы мама родная не узнала, не то, что эти тупые фермеры. Я с бородой и Марти с бородой – герои, достойные влиться в команду космиче-ских странников. Хотя, чтобы раскусить нашу маскировку нужно быть самим дьяволом, на всякий случай мы въехали в город по другой дороге.
Знакомые до боли улицы, убогие одноэтажные домишки, ветер, гоняющий перека-ти-поле через проезжую часть. Скажу честно, не люблю я отдаленные колонии. У меня сосало под ложечкой, а в каждом окне мне виделся снайпер с ракетницей. Пока ваш по-корный слуга испытывал непонятный страх, непоколебимый Марти вел машину к перво-му объекту, откуда мы собирались начать поиск.
Сборник бродячих животных. Туда свозили всех непонятных тварей или их трупы, обнаруженные на планете.
Мы вошли в приемный покой. В гигантском аквариуме плавал ихтиандр. Этого звали Томом, он любил мультики про мышей и еще шоколад. К тому же, этот тип должен был нам денег. За конторкой сидел бритый налысо качек. Еще несколько парней в комби-незонах рубились в покер за столом в углу.  Их ружья и электрокопья стояли рядком, при-слоненные к стенке.
– Шеф, мы ищем одну зверюшку, – начал я с порога.
– Ты из какой службы? – бросил качек, разминая пальцы.
– Мы частные лица.
– Местные?
Мы с Марти переглянулись.
– Нет. Космолетчики.
– Понятно. Проваливайте, ребята, – сказал он крайне недружелюбно. – У нас тут чужаков не любят.
Акценты были расставлены.  Мы вышли на улицу. Наверное, другие бы сдались, но не мы. Хитрые, как змеи мы понимали, что нельзя действовать в открытую, поэтому натя-нули на головы, заранее заготовленные лыжные маски, сняли пушки с предохранителей и, так сказать, не отходя от дверей, переиграли ситуацию. 
Лежа лицом в пол, ребята оказались гораздо сговорчивей. Я проверил базу данных, компьютер был допотопный, дело шло крайне медленно, поэтому Марти не отказал себе в удовольствии попинать наших подопечных. Оказалось, неизвестный зверь был замечен в районе фермы некоего Бенета. Поблагодарив всех за сотрудничество, а кроме этого захва-тив Тома, мы покинули это славное заведение. Вслед нашей машине стреляли, но если че-стно, я уже привык. 
Том мог обходиться без воды сутки, но мы решили не тянуть. Мы подбросили во-дяного до его космолета, после чего помахали улетавшему кораблю. Я опять забыл истре-бовать у парня деньги, но это не главное в жизни. Достав из багажника контрольный ошейник для зверька и пару банок охладительного, мы решили, что самое время навестить старика Бенета.
Два часа по выжженной пустыне, где то там, то сям высятся огромные парники – и мы на месте. Десяток деревянных построек, стоящий в отдалении туалет – вот и вся фер-ма. Этакий островок древесины посреди пустыни. Правда, Марти сказал, что это никакая не пустыня, а прерии, но не это есть суть ситуации. Суть была в невероятной тишине.
Но тут ее нарушил легкий ветерок. Ему посчастливилось шелохнуть дверь туалета, она в свою очередь скрипнула. Ей богу, это было похоже на карточный домик. В такие моменты кажется, что бог есть и у него, по мимо всего прочего, имеется чувство юмора. 
Стрелять начали одновременно и со всех сторон, под конец какой-то малец всадил в добавок к свинцу в уборную ракету. Она пролетела мимо меня, оставив после себя лишь белый шлейф. Кучка пепла – все, что осталось от сортира. К этой кучке подошли десятка два мужчин, уложив себе на плечи еще теплые стволы.
– Надеюсь, это тварь была там, – сказал один из них, статный усач, вытирая пот со лба. 
Судя по всему, он был главарем этой шайки, в ряды которой мы так незаметненько влились. В этот самый момент за нашими спинами раздался чудовищный по своей силе рык.
– Твою мать, она жива!!
Кто это сказал, никто не понял, но факт есть факт: вся толпа бросилась бежать в сторону дома. Когда народ ввалился в прихожую, дверь немедленно заперли, а затем при-нялись пододвигать к ней шкаф за шкафом.
– Черт, кого же мы подорвали в сортире? – поинтересовался парень в ковбойской шляпе.
Усач огляделся, пересчитывая своих людей.
– Черт его знает! – честно признался местный вождь аборигенов.
– Может это дух покойного Бенета? Ведь еще и сорока дней не прошло, – дрожа-щим голосом сообщил свое предположение увалень двух метров ростом.
В прихожей, вернее в холле царил жуткий полумрак, а тут еще с лестницы, веду-щей на второй этаж, к нам метнулась крайне здоровая тень.
Я орал громче всех. Баррикаду разобрали в секунду, народ рванул на улицу, у како-го-то пенсионера подломился протез и он теперь выл, чтобы его прикончили, только бы не оставляли на поживу врагу. В конце концов, усач взвалил деда на плечи. Я огляделся, со-ображая куда лучше бежать, на крышу какой постройки лучше всего забраться. В этот момент я осознал, что нигде в этом безумии беспорядочного отступления не вижу Марти. 
Я сглотнул, снял пушку с предохранителя и вошел обратно в дом с твердой уве-ренностью отбить у твари хотя бы ногу своего друга.
– Кейв, убери пушку. 
Марти был совершенно цел и невредим. Он стоял на одном колене и гладил по го-лове то ли тигра, то ли гиену. Это существо было дружелюбно, мохнато и зубасто, к тому же достигало в холке целого метра.
– Марти, я смотрел этот фильм, оно вотрется к нам в доверие, а ночью съест. 
– Брось, брат. Пушок нас не обидит.
– Мне бы твою уверенность, – простонал я.
– Да ладно тебе, он же домашний. У него даже ошейник есть: «собака Бенета».
– Пойдем, Пушок, отвезем тебя к хозяйке.
Мы все втроем двинулись к машине. Еще тогда ко мне закрались некоторые со-мнения, что мы опять обломались и привезем на «Белого человека» очередную пустышку. То есть в данный момент на заднем сиденье нашей тачки вычесывает блох вовсе не гюар леди Алисы. Как выяснилось позже, я был абсолютно прав.
Левингстон с презрением смотрел на мохнатого балбеса, который съел целую мис-ку провианта и теперь благополучно дрых в углу каюты старика Марти.
– Скажу вам, господа, что зверюшка госпожи Алисы нашлась. Гюар забрался в вентиляционную шахту, вот и все.
Нас тряхнуло – корабль покинул зону притяжения планеты.
– Могу сказать только, что ваш поход был бессмысленен.
– Брось, Ливингстон, мы здорово покуражились, – отметил я.
– Да, это вы можете, – подтвердил врач.  – Ладно, пойду лечить капитана.
Выходя из каюты, он обернулся. 
– Но следить и убирать за своим зверем будете сами!
– Будь спок, док, мы же не дети.
– В этом я сильно сомневаюсь, – закончил разговор Ливингстон.
Кстати сказать, я тоже полностью согласен с доком, мы с Марти в душе совсем еще дети, и за нами нужен глаз да глаз. Это точно.

0

5

Лоил
а ты ни где не публиковался, кроме форумов? по-моему пора)))

0

6

PS: Простите за запятые и все остальное

                                     Сказ о Коруне богатыре чукотийском.
Жил был на далеком севере огромный волосатый мужик по имени Карун, фамилии он не имел, так как не к чему она ему была. Там на далеком Севере людей не очень много живет, так что огромных мужиков с одним и тем же именем встретить практически невозможно, не было значит тесок у этого богатыря. Зато были медведи ручные в близких товарищах, которые по деревням с баянами ходят и песни разные про царя батюшку распивают. Чудо! И верно чудо! Есть еще там на далеком севере много всего чудесного, но сказ не об этом. Сказ наш о Каруне и его необыкновенных приключениях. А начались эти приключения следующим образом. Сидел как-то Карун перед своим домом на лавке и солнышку весеннему радовался  Аж глазки как кот мартовский щурил, да из фляжки компот отхлебывал. Словом хорошо ему было, всем соседям на зависть. Сидит он, сидит, а прямо перед его калиткой  на вороных конях тридцать молодцев припарковалось, а вожак их с коня соскочил, да калитку отворил, да и встал перед Каруном. Каруно неприятно стало от таких дел, ведь гость незваный ему все солнышко загородил.
-Че приперся . Вопросил его Корун, как и подобает учтиво да вежливо.
-По делу я, чучело чукотское, бабу ищу, у которой на лбу  знак в форме полумесяца, нужна она мне до зарезу. Ответствовал ему незнакомец. 
-А я тебе, чем помочь могу? А? Или может бока намять, или зубы потрогать? Ответил ему Корун и встал во весь свой богатырский рост. –Коруном меня зовут и я гостей без подарков еще не разу не отпускал.
-А меня Худым кличут. Ответил гость незваный. –И соседи твои показали что баба така в твоем доме прячется и сестра она тебе родная. А кулаками ты мне не грози, у меня ту кольцо есть магическое со свойством электрошока.
Так бы они и припирались восемь лет и три месяца, как из дома сестренка Коруна выскочила, чтобы воды из колодца набрать да дров нарубить, ведь по хозяйству только она трудилась, Корун-то этим отродясь не занимался. Худой как увидал сестру, так и выхватил из-за пазухи от зеркала ободок, а сестра возьми и светлым лучом в этот ободок юрк. Так и стала девица –красавица зеркальцем обычным. А злодей зеркальце то в карман спрятал, на коня вскочил и с охальниками своими и был таков. Корун от таких дел остолбенел, а когда пришел в себя, бросился за злодеем следом бежать. Только из деревни своей выбежал, как ее метеоритом всю пожгло. А Корун от таких небесных подарков еще быстрее побежал. День бежит, второй бежит и все сестру свою по имени зовет.
–Забава ! Забавушка!
А вокруг снежные поля и конца им и края не видно. Вот на третий день силы стали Коруна оставлять, а тут еще стая волчья на него напала. Он им голыми руками  кузькину мать показал этим волчарам позорным да и рухнул без сил, там где бой дал и заснул богатырским сном, а под вечер его и снежком припорошило изрядно.
Спит Корун и сны ему видятся о торте со сливками да жизни без бедной, как вдруг разбудило его жалобное ржание. Он из сугроба вылез да до полусмерти напугал мужичков каких-то да и барина их в придачу. Барин тот как раз собирался коня нечистой силе в жертву принести, чтобы черти его холопов паленным компотом травить перестали, а тут Карун.
-Ты почто боярин в коня доброго из самострела целишь! Возопил наш боготырь.
-В кого хочу в того и целю. Барин ему очень вежливо отвечает. –А ты холопья морда иди обратно в ту дыру откуда вылез!
-Ах хамить мне вздумал. Заповил Корун и как даст барину в ухо. –Я за любую животину богом творенную живота своего не пожалею.
Барин что ответить не нашелся и потерял сознание, а холопы его ножи да топоры по выхватывали и все на Коруна бросились.  А он не дурак вскочил на коня жертвенного и ускакал от них на придельных скоростях. Коня того Корун Сивкой Бурой назвал из-за масти да манер холопских и стали они друзья не разлей вода и поехали вместе уже Забаву из рук Худого выручать.
Долго ли коротко ли, а любая дорога в ворота городские упирается. Так и Коруна принесла нелегкая в стольный град Кумоть. Остановил он коня у городских ворот и думу думает, что ему дальше делать, что предпринять? А тут к герою нашему подходит старик, совершенно преступного вида и говорит мерзости разные.
-Подай мне добрый молодец монетку на старость, а то разбойники до нитки обобрали.
-Отвали дед. Вежливо ему богатырь отвечает. –Не видишь сам восемь дней не евши. А сам булку воровским путем добытую трескает, да о Забаве-кухарке вздыхает.
-Ох да раз так пойду к старому Прохору, он меня за так накормит и спать уложит. Вздыхает дед. А Корун уши навострил да и расспросил деда о Прохоре который так просто пирогами почует и квас разливает. Узнав же где Прохор живет, наш богатырь туда и поскакал на Сивке быстрее ветра. Больно его халява привлекала. А Прохор тот жил в пещере, от города Кумотья в часе пути. Оставил Корун коня у входа в пещеру, а сам поспешил внутрь, чтобы вдоволь брюхо свое набить.  А там вместо угошения одни злоключения. Напал там на нашего богатыря огромные мужик. Был он в три раза больше самого Коруна, да и волосатей тоже. А уж во сколько раз вонюч одному богу известно. И принялся этот громила Коруна бить нещадно, с целью видимо завладения имуществом. Корун же тоже мужик не промах, на удар ударом отвечает. А потом пригляделся да и увидел что дерется вовсе не с человеком, а с натуральным йети. От таких дел его злоба такая взяла, что снял Корун свой сапог и обработал им супостата по свойски. А после такой обработки уполз йети в дальний угол пещеры и скулит там как дитя малое. А Корун и говорит.
-Эй Прохор, сторожевого пса твоего я гавкать отучил, теперь выходи сам да пирогов неси побольше.  Вышел к нему Прохор седой старец и говорит.
-По что Ваньке, йети моему по ушам надавал, чего надобно? Корун ему про пироги рассказал, а Прохор в ответ: Что сроду таких услуг он не оказывал и надули тебя парень как лоха последнего. Расстроился Корун, да и забрал у Прохора меч  да щит. На что они старику? Прохор умолял богатыря, мол память это о былых деньках, но Корун приложил старика пару раз чем все мольбы и пресек на корню. Наелся богатырь едой, что была и питьем что имелось да спросил на прощанье.
-Не знаешь старик, где мне Худого искать.
-Знаю. Отвечает ему Прохор. – Езжай в город Аконь, зайти в харчевню ”три козла", там тебе все и объяснят. Обрадовался Корун вышел из пещеры сытый и довольный, вскочил на Сивку и поскакал, куда было указано.
Приехал Корун в город Аконь. Стоял тот град на берегу морском, на самом западе странны Чукотии. И приходили в порт местный суда со всего света. Отыскал наш богатырь в этом городе и харчевню ”Три козла", привязал коня на коновязи и отправился отобедать в этом заведении. Как сказал что от Прохора, его сразу поить и кормить стали как царя и владыку, только уснул он быстро, поскольку в еду, сонное зелье было подмешано. Заковали его в цепи, да снесли на галеру, так Коруну Прохор отомстил за свои обиды!
Пришел в себя Корун уже на галере. Там его пинками и плетками обучили, когда грести надо, а когда сушить весла. И поплыла галера в далекие страны.  Ведь Корун  к  людям с пониманием относился и не грубил, да в драки не лез, может, и не оказался он в цепях на корабле идущем на чужбину.
Долго ли коротко ли но бежал Корун из рабства. Скитался он по нигерской стране, пока в земли белых людей не выбрался. Там женился, остепенился, лавку открыл да поклялся, что больше геройствовать не будет, а сестра пусть сама выпутывается. На том и сказки конец, а кто слушал молодец.

0


Вы здесь » TOL4KI » Литература » Опасный космос (без формул и графиков)


фильм на 50 оттенков темнее смотреть онлайн | ролевые форумы © rolevka.ru |